Отрицательный отбор: как в Севастополе избавляются от профессионалов

В конце марта правительство уволило директора Городского центра социальных и спортивных программ Виктора Краева, который за полтора года работы сумел повысить доходы детских клубов в восемь раз, поднял зарплаты в пять раз и провел в три раза больше мероприятий, чем его предшественники. Уволили его лишь за то, что он посмел попросить у города денег на проведение детских соревнований. С начала года это уже второй подобный случай: похоже, профессионалы и энтузиасты городской власти не нужны.

«Городской центр социальных и спортивных программ» (ГЦССП) объединяет 32 клуба во всех районах города. В них занимается около 3 тысяч детей и взрослых — в бесплатных и платных кружках различной направленности, работает более 200 сотрудников. Подчиняется организация управлению молодежи и спорта города Севастополя.

В сентябре 2018 года директором Центра был назначен Виктор Краев — специалист из Москвы, ранее работавший в российском физкультурно-спортивном обществе РЖД «Локомотив». Он переехал в Севастополь после Крымской весны, собираясь открыть подразделение ФСО «Локомотив» на Крымской железной дороге.

Но «железку» полуострова вливать в РЖД до постройки моста не стали и дальше регистрации общественной организации дело не пошло. Краев подал резюме на замещение вакантной должности в правительстве города.

«Я прошел несколько собеседований, в том числе и с Сергеем Меняйло. Было принято решение поручить мне этот участок [ГЦССП]. Передо мной ставили конкретную задачу — наладить работу клубов и вывести их доходы из тени. В то время клубы занимались только детьми, кружков для взрослых не было. Платные услуги оказывались непрозрачно: деньги принимались наличкой и раскидывались между преподавателями и руководством», — рассказывает экс-директор.

Доходы выросли в 20 раз

До назначения Краева центр показывал лишь 40 тысяч рублей ежемесячной выручки. В первый же месяц его работы на посту она выросла до 300 тысяч, постепенно увеличиваясь до 700-800 тысяч. Директор попросту перевел оплату на безнал.

Откуда взялись платные услуги? В сети клубов на бюджетном финансировании работает 65 педагогов. Каждый из них ведет по 4 группы кружковцев. В дополнение к бесплатным группам открыты платные.

К примеру, популярные педагоги спортивных и танцевальных секций физически не могут обучить всех желающих, поэтому часть детей и взрослые занимаются у них на платной основе. Кружок подготовки к школе по законодательству РФ не может быть бесплатным. Таким образом, педагоги на базе клубов могут организовать дополнительные секции и зарабатывать.

После того, как увеличилась выручка, вырос и фонд оплаты труда, куда направлялось 70% собранных средств. «Белая» зарплата педагогов, вовлеченных в оказание платных услуг, выросла на 500 процентов.

При Краеве бюджетная ставка работника клуба составляла от 15 до 30 тысяч с премиальными и стимулирующими — за 18 рабочих часов в неделю. Премировали за организацию, участие в мероприятиях, показанные результаты.

«Никто не запрещал педагогам набирать дополнительные платные группы и зарабатывать, — рассказывают работники центра. Главное, чтобы не было двойного финансирования, когда одни и те же кружки записываются и как бюджетные, и как платные. Некоторые педагоги давали выручку более 100 тысяч рублей в месяц. 70 процентов из них шло на зарплату, после выплаты всех налогов оставалось около 40 процентов. Естественно, не всем нравились «белые» схемы, потому что раньше педагоги просто делили наличку с руководством».

«Финансирование для мероприятий мы искали сами»

Раньше бюджет центра состоял из фонда оплаты труда, средств на коммунальные платежи и мелкие хозяйственные нужды. На ремонт и содержание помещений выделялась сумма около 200-300 тысяч рублей — на все 32 клуба. Массовые мероприятия в финансовом плане не значились.

После того как выручка от платных услуг увеличилась, у центра появилась возможность финансировать мероприятия, в том числе и спортивной направленности. За 2018 год количество массовых мероприятий, проводимых центром, увеличилось в разы.

«Больше спорта — это еще одна задача, которую ставило передо мной правительство города. Мы должны выполнять поручение Путина, который сказал, что 60% населения должны быть охвачены спортом», — говорит Краев.

Он изменил политику клубов: теперь к занятиям в них привлекали не только детей, но и молодежь — от 5 до 30 лет.

Краев ввел систему «длинных» турниров для подопечных вверенных ему клубов: соревнования по мини-футболу, регби, хоккею, шахматам, единоборствам проходили еженедельно в течение нескольких месяцев. Спортивные федерации — и городские, и всероссийские — участвовали в долевом финансировании этих игр.

При нем в клубах проводились военно-патриотические мероприятия по оригинальным сценариям, предложенным и разработанным работниками центра.

Совместно с федерацией страйкбола центр проводил игры на полигоне на Фиоленте. Приходили студенты, школьники, приводили родителей. По субботам для тех, у кого не было своего оружия, проходила «учебка». Детские команды участвовали в турнирах по лазертагу.

«Мы хотели, чтобы детям было интересно. Чтобы они не просто с флагами маршировали бесплатно. А нас обвинили в неправильном расходовании средств, мол, мы оплачивали аренду оборудования вместо того, чтобы что-то купить.

Мы проводили игры по лазертагу: 2 команды по 15 человек. Если бы купили оборудование, понадобилось бы 600 тысяч рублей. А мы за все 8 команд заплатили 36 тысяч аренды. Провели всего три мероприятия таких за год — итого 108 тысяч рублей», — подсчитывает Краев.

При этом финансирование со стороны управления молодежи и спорта не поступало. Педагогам и руководителю центра приходилось искать спонсоров и оплачивать мероприятия их своего кармана.

В 2018 году за счет собственных источников финансирования центр провел 74 культурно-массовых мероприятия (на 89% больше, чем в 2018 году), 17 мероприятий по военно-патриотическому воспитанию (в 2018 не проводились), 31 физкультурно-массовое мероприятие (на 244% больше, чем в 2018).

«В Крыму две инновационные площадки — «Артек» и центр»

Уже в начале 2018 года центр получил статус Федеральной инновационной площадки.

«У нас есть педагог, занимающийся парусным спортом, — поясняет Краев. — Он предложил следующее: за три недели он учит людей парусному спорту, а в конце — проводит соревнования. Эту программу программу мы отправили на конкурс в министерство образования и выиграли. В Крыму два образовательных учреждения получили статус инновационной площадки — «Артек» и центр».

Программа есть, а базы для ее развития в городе нет. Оказалось, что управлению молодежи и спорта развивать ее не интересно. Да и правительство в целом программой не заинтересовалось.

«Я считаю, что такие вещи местные власти должны поддерживать. Это же статус учреждения, престиж всего города. «Артеку» проще, у них с финансированием все хорошо. А у нас [в управлении] освоение бюджета на уровне 40 процентов, но образовательные инновации никому оказались не нужны», — сокрушается Краев.

«Я задал начальству вопрос о финансировании, и это было моей главной ошибкой»

Именно из-за финансирования между Краевым и руководством управления молодежи и спорта возник конфликт, который в конечном итоге привел к увольнению директора.

Виктор вспоминает, что с самого начала отношения с учредителем у него не клеились: управление попросту игнорировало письма и просьбы руководителя подведомственного учреждения.

«Пока губернатором был Меняйло, наше направление курировал Евгений Дубовик, который занимался внутренней политикой. Мы собирались еженедельно, предоставляли отчеты. В присутствии начальника управления и зама по молодежи я говорил напрямую с Дубовиком, и вопросы мои решались. А теперь пришло новое правительство, и кто курирует центр — непонятно. Нами перестали интересоваться, а управление мои письма попросту игнорировало», — говорит Краев.

В 2018 году мероприятия центра управление молодежи и спорта не финансировало, объясняя отсутствие денег тем, что средства нельзя так просто перебросить со статьи на статью — вопрос нужно решать через заксобрание.

«Мы оплачивали сами призы, работу судей, присутствие медработника — все, чтобы показать, что мы можем и умеем проводить мероприятия. Поначалу нам хотя бы обещали какие-то деньги… В мае прошлого года я стал задавать в управлении вопросы о сроках верстки бюджета на 2018 год, но мне отвечали: «Время еще есть», — рассказывает Краев.

В итоге педагоги центра сами взяли план мероприятий управления, обсудили на собрании, где они могут поучаствовать и подали учредителю свой план.

«Валерий Чалый (экс-начальник управления молодежи и спорта — прим. ред.) нам этот план подписал. Там были крошечные суммы — от 8 до 12 тысяч рублей, на те самые призы, судей, медсестру. Аренду спортивных площадок нам не оплачивали, потому что в городе просто нет сертифицированных залов.

Но потом выяснилось, что нас в бюджет 2018 года так и не включили. Я спросил у Сергея Резниченко (нынешний ио начальника управления молодежи и спорта, ранее — заместитель начальника — прим. ред.) почему. И теперь понимаю, что это было моей главной ошибкой. Управлению в деле расходования средств советчики не нужны. И это при том, что у них колоссальные цифры по недоосвоению бюджета», — продолжает Краев.

И такое отношение было не только к финансированию мероприятий, но и к выплате зарплат работникам центра.

В августе 2018 в Севастополе изменились базовые оклады педагогов — увеличились на 200 рублей. Специалисты центра сразу же подготовили проект нового положения об оплате труда и отправили на согласование своему учредителю. Но ответа из управления так и не получили. Весь остаток 2018 года зарплату педагогам считали по старым ставкам, от которых, естественно, зависят и стимулирующие выплаты, и премиальные.

«К концу года у нас образовалась экономия ФОТ, — вспоминает Краев. — Я говорю Резниченко: «Сейчас удобный момент, давайте пересчитаем зарплаты, потому что есть лишние деньги». В декабре писали два письма на Валерия Чалого о перерасчете. Нет ответа. Мой заместитель пошел к Чалому: «Давайте пересчитаем?» А он: «Что вы ко мне ходите, решайте с бухгалтером или с Резниченко».

Весь январь 2018 года работники центра просидели без зарплаты.

План бюджетно-хозяйственной деятельности, который должны были подписать до 1 января, утвердили лишь  26 января, а до центра довели 7 февраля. 3 февраля, неизвестно по какой причине, этот план переутвердили, что является прямым нарушением закона.

При этом сам Краев после ухода с поста начальника управления Руслана Садченко, которого вскоре сменил Валерий Чалый, не получает стимулирующих выплат. Он получает зарплату от управления, руководство которого почему-то посчитало, что директор должен «выпрашивать» для себя премиальные.

«Пришел Валерий Чалый на пост начальника, мы пришли к нему и принесли служебки с перечнем сделанного за месяц. Чалый ответил: «За стимулирующими обращайтесь к курирующему заму Резниченко». А Резниченко в свою очередь: «К Валерию Александровичу обращайтесь». Так они и показывали друг на друга», — поясняет экс-директор.

Краев писал письма по поводу своей зарплаты на имя экс-главы управления Валерия Чалого, но ответа так и не дождался.

«У нас там крысы дохнут»

Сами клубы, находящиеся в подчинении у центра, находятся в плачевном состоянии: 25 лет их никто не ремонтировал.

В феврале 2018 года центр разработал программу модернизации, рассчитанную до 2020 года. Ремонтировать помещения планировали за деньги, поступающие от платных услуг, и спонсорскую помощь. И в первый год удалось освоить 700 тысяч рублей спонсорских денег.

Но на все денег не хватает, а бюджетной поддержки нет. «У нас есть клуб «Лидер», он находится в подвале. Крысы в перегородках бегают. Педагоги вызывают СЭС, травят их, они дохнут, запах стоит. А ведь это детский клуб», — возмущенно говорит Краев.

Денег не дают даже на необходимые для лицензирования преобразования.

«Мы обратились в департамент образования за лицензией, они нас направили в МЧС — в клубах должна быть пожарная сигнализация. Надо делать, но денег нам на это не выделили. Тогда МЧС нас попросило предоставить бумагу, когда наши учредители — управление — выделят нам средства. Мы написали письма руководству, ответа до сих пор нет. Получается, центр должен закрыть клубы, потому что подвергаются риску жизни детей», — описывает ситуацию экс-директор.

«Директора подвели под выговор»

По словам коллег Краева, после того, как он начал задавать неудобные вопросы, его подвели под выговор.

«Есть закон о проверке юрлиц, в котором прописаны процедуры, — рассказывают сотрудники центра. — В нарушение процедур в наших клубах провели проверку, не показав документов стали опрашивать детей, педагогов, родителей. Не дали подписать акты проверки. Затребовали копии всех документов — это порядка 340 килограммов бумаги. Мы предложили им прийти и самостоятельно с ними ознакомиться».

На основании одного из актов Виктору Краеву объявили выговор, а затем, не дождавшись второго — уволили приказом от 22 марта. Просто досрочно расторгли договор, использовав формулировку «В целях повышения эффективности управления….» 

Видимо, растущие показатели работы клубов управление посчитало недостаточными.

Коллектив решил заступиться за своего директора. Профсоюз написал обращение и отправил его президенту Путину, в прокуратуру, ФСБ, врио губернатора Овсянникову.

Сотрудники центра назначили дату общего собрания и пригласили на него депутата Госдумы Дмитрия Белика, чтобы обсудить проблемы детских клубов. Но как только в учреждение был назначен новый директор Наталья Чумак, она первым же приказом отменила это собрание.

Наталья Чумак ранее работала в Балаклаве, в сфере культуры. Кстати, и.о. начальника управления молодежи и спорта Сергей Резниченко тоже из Балаклавы. В последнее время чиновница работала в правительстве специалистом по работе с обращениями граждан.

«Педагогов заменят на специалистов по молодежи»

После назначения нового директора Резниченко собрал коллектив центра и объявил, что сокращений в ближайшее время в клубах не планируется, но будет проведена реорганизация.

Разорить любой ценой: почему Севастополю не нужны успешные заправки Простой севастопольский рабочий Александр Любченко за три недели … В детали учредитель не вдавался, обозначив лишь, что часть педагогических работников центра (20 ставок) планируют заменить на специалистов по молодежи.

На многократно заданный вопрос о смене директора Резниченко так и не ответил, сославшись на то, что Краева нельзя обсуждать в его отсутствие.

Через неделю всех педагогов и специалистов центра Чумак по очереди вызвала к себе «на ковер».

«Спрашивала, чем мы занимаемся. Мы отчитались. Потом почти каждому объявили, что с апреля снимают нагрузку: с кого 0,25 ставки, с кого — 0,5. Пообещали, что на зарплате это не отразиться, все покроют стимулирующие», — рассказывают педагоги.

Но в апреле многие из них получили голый оклад — в денежном эквиваленте люди потеряли половину того, что получали на руки.

Работники центра жалуются, что их заставляют полностью переписывать программы. Те, что были приняты при Краеве, новое руководство не устраивают.

Но больше всего педагогов пугает то, что их хотят заменить на специалистов по молодежи. Бывшие педагоги потеряют свой особый социальный статус и поддержку, гарантируемую законодательством РФ.

«Кто они такие, эти специалисты? В России такая профессия появится только лет через пять, вузы только начали их готовить. У нас все мероприятия, все концепции предлагали педагоги: «День ходьбы», «А ну-ка, мамочки!» А специалисты по молодежи только флеш-мобы и умеют проводить. Резниченко отчитывался перед Овсянниковым по результатам работы, так даже врио губернатора спросил: «А вы согласуете свои планы с молодежью? Им нужны эти флеш-мобы?» И отчет не принял», — возмущаются они.

Конечно среди работников центра у экс-директора есть недоброжелатели. «Некоторых сотрудников, которые привыкли проводить мероприятия раз в полгода для отчетности, а потом сидеть и ничего не делать, Краеву пришлось уволить. И они стали распространять о нем информацию в местных СМИ, якобы он вор и коррупционер», — делятся работники центра с «Примечаниями».

Сотрудники боятся, что их центр постепенно придет в упадок, в нем установятся те же порядки, что до прихода Краева: тихий дележ денег, запустение и скука. «Тогда управление молодежи и спорта сможет выгодно распродать помещения, ведь они находятся в «сладких местах».

При Украине это уже происходило — после развала Союза клубов в Севастополе было в два раза больше, чем сейчас», — говорят работники.

Уникальность центра признает и сам москвич Краев.

«Нигде в России я такого не встречал.  В Москве все клубы уже давно приватизированы. Они делают то же самое, но за деньги. А здесь в нищие (я же вижу в каком состоянии клубы) украинские времена удалось сохранить такую мощную структуру», — удивляется он.

История Виктора Краева очень похожа на историю Александра Любченко, мастера-энтузиаста, который будучи назначенным директором ГУП «Городской автозаправочный комплекс» смог за три недели ввести в строй заправки, не работавшие до этого в течение полугода. Как только вверенное ему предприятие начало приносить прибыль, Любченко уволили.

Создается устойчивое впечатление, что в эффективной работе не заинтересован в структурах исполнительной власти города никто. Что свою задачу чиновники, получившие контроль над государственными активами Севастополя, пережившими самые смутные времена, видят в том, чтобы любыми путями доказать их «неэффективность» — и на этом основании продать их. А если доказывать «принципиальную неэффективность государственной собственности» ее утилизаторам кто-то мешает, работая слишком хорошо – таких сотрудников увольняют. Увольняют, по сути, за профессионализм. 

Adblock detector