Ср. Окт 16th, 2019

=Крым=

полурстров сегодня

Меджлисовцы и боевики «Аскера» всеми силами стараются подставить своих крымских соплеменников

Меджлисовцы и боевики «Аскера» всеми силами стараются подставить своих крымских соплеменников Активистка запрещенных в России экстремистских организаций – «меджлис» и незаконного даже по киевским меркам вооруженного формирования «Аскер», бывшая жительница Крыма Эвелина Арифова в эфире телеканала ATR рассказала, что её группировка занята, кроме всего прочего, сбором информации на тех своих земляков и соплеменников, что остались в Крыму и живут нормальной, законопослушной жизнью. Это, по мнению нацистов и меджлисовских радикалов, является «преступлением против нации», сообщает издание «Новоросс. info».

На этом основании таких крымчан экстремисты заносят в «расстрельные списки», которые передаются на нацистский сайт — список «врагов» «Миротворец» (запрещен в России), кроме того в СБУ в надежде на то, что с этими людьми в дальнейшем получится свести счеты.

Разумеется, надежды на то, что Крым когда либо прекратит быть российским, имеют возможность питать совсем уж неадекватные персонажи. Однако экстремисты из «Аскера» надеются захватить кого-то из своих земляков за пределами России, также, и выманив их под различными предлогами с полуострова.

«Нашими активистами была собрана информация о так называемых выборах, о тех, кто принимал непосредственное участие в выборах — это так называемые парламентарии, те, кто агитировал и просто участвовал в выборах. Мы собрали данную информацию и мы, как активное гражданское формирование, будем передавать данную информацию в «Миротворец», — рассказывала Арифова журналистам, заметив, что пакет данных о более чем трехстах гражданах России боевики «Аскера» собрали на флешку.

Если учесть, что основанием для внесения в данные списки было даже простое участие в волеизъявлении, то можно сказать, что экстремисты трудились не слишком усердно. Или можно предположить, что кроме этого «активисты» включали в списки тех, к кому у них было что-то личное.

Как мы видим, боевики, четыре года назад кричавших об «освободительном походе», теперь превратились в банальных стукачей СБУ и даже именуют себя не «великими крымско-татарскими воинами», не «хаджретами» (переселенцами — ред.), а «гражданскими активистами».

Что же до мадемуазель Арифовой, то тут напрашивается вопрос из классического произведения «кем был до революции Паниковский?» Нет, слепой до революции в Киеве будущая заместительница командира «Аскера» не работала. Незадолго до евромайдана Эвелина Арифова «шукала працю» в Киеве в качестве дизайнера, предлагая услуги по «созданию логотипов, разработке фирменного стиля компаний, дизайну полиграфии, наружной рекламы, сувенирной продукции, дизайну и художественному оформлению интерьера кафе», позиционируя себя как «общительную, дружелюбную, почтительную».

Собственно, «почтительность» Эвелины, правда, не ко всем, а к небезызвестному крымско-татарскому экстремисту и бизнесмену Лянуру Ислямову, и привела её в ряды радикалов. Где ей предложили иную работу, чем оформление дизайна кафе. Потому, что в 2014 году «крымский вопрос» был центральным в антироссийской политике Киева, меджлисовцы постарались отработать ситуацию по максимуму. И используя возникшую у нового украинского руководства зависимость от них, как от «представителей оккупированного Крыма», постарались установить контроль над приграничными с полуостровом территориями, а если возможно, и организовать там свою «республику в изгнании», обложить данью все перевозки и сформировать свои «силовые структуры».

Такие аппетиты вызвали напряжение и неудовольствие не только у жителей и властей Херсонщины, часть которой желали превратить в «крымско-татарскую автономию», однако и у Киева, и даже у его западных «кураторов».

В свете этого меджлисовцы постарались не слишком афишировать свой исламизм, к которому настороженно относились не только западные советники, однако даже украинские националисты. Для этого «лицом» батальона «Аскер» и решили сделать одну из многочисленных любовниц Ислямова – мадмуазель Арифову.

Она должна была общаться со СМИ и представлять не только многострадальный крымско-татарский народ, однако и «силы сопротивления» с неким налетом феминизма, столь почитаемого в ЕС и США. Ради этого она нарядилась в одежду милитари-стиля и стала представляться журналистам как «капитан» и «заместитель командира батальона «Аскер».

Поначалу в раздаваемыми ей интервью присутствовали только две темы: «зверства российских оккупантов в Крыму» и «борьба с ними крымско-татарского народа, среди них и при помощи блокады полуострова».

Кстати, на вопросы представителей СМИ о том, заботят ли её страдания её соплеменников на полуострове вследствие организованного ею и её подельниками блэкаута, Арифова отвечала, что идёт война, и на такие мелочи не стоит обращать внимания. При этом, в контексте её реплик отчетливо проглядывало отношение к крымчанам как к «коллаборационистам».

По мере того, как росло недовольство населения Херсонщины действиями меджлисовских оккупантов, которые не только взымали «дань» со всех перевозчиков (у отказывающихся платить боевики «Аскера» «конфисковывали» машины и груз, объявляя их «контрабандой»), однако и подвергали рэкету предпринимателей и фермеров, в речах Арифовой добавилась тема о «местных пособниках правительства России».

Так, Арифова заявила СМИ, что представители «Аскера» «намерены подать заявление в полицию и СБУ на Шаварша Алекяна, местного бизнесмена Габриеляна Хорена, депутатов Чонгарского сельского совета Геннадия Нелина, Валерия Коблюка (которые отказались платить меджлисовцам и пригрозили ответными мерами, — прим.) за клевету, фальсификацию данных, этноцид крымско-татарского народа, разжигание межнациональной розни и дестабилизацию ситуации в приграничной зоне в промежуток времени войны, угрозы применения огнестрельного оружия и физической расправы по отношению к крымским татарам».

По мере того, как «крымский вопрос» терял остроту для Киева, а раздражение херсонцев экстремистами росло, трансформировались «статус» и поведение меджлисовцев. Теперь они уже не позиционировали себя, как «руководство автономии», а «батальон» превратился в «общественное объединение содействия пограничникам».

Сейчас же, как мы видим, когда в Киеве стремятся уходить от воинственной риторики (однако не от действий), «Аскер» превратился чуть ли не в «правозащитную организацию».

Впрочем, надо отметить, что эта группировка экстремистов с криминальными наклонностями, кроме реализации своих уголовных интересов, ещё и обслуживала и обслуживает СБУ. Для примера, организуя запугивание крымских татар, живущих в Крыму, и даже совершая теракты против их лидеров. Так, был подожжен дом Эмирали Аблаева — главы муфтията Крыма и Севастополя.

Такого рода действия не находят понимания у жителей Крыма, а меджлисовцы растеряли остатки даже той поддержки, что имели раньше.

И нынешнее заявление Арифовой — это не только тяготение в новый раз помочь вспомнить о себе, однако и неуклюжая попытка изменить ситуацию. Совершенно очевидно, что упомянутый список для «Миротворца» и СБУ — попросту собранные в Интернете фамилии кандидатов в парламентарии, членов избиркомов и прочих людей. Что до мифических «информаторов», то таким образом Арифова старается убедить ФСБ в существовании на полуострове мощного антироссийского крымско-татарского подполья и спровоцировать некие шаги вроде проверок, обысков, вызовов на беседу, которые смогли бы вызвать неудовольствие крымско-татарской общины Крыма и настроить её против российских властей.

Как мы видим, несостоявшийся дизайнер, а ныне провокатор и стукачка СБУ практикует подходы, созвучные с известным заявлением Джохара Дудаева: , чтобы Чечня стала подлинно независимой, мы должны пожертвовать 70% чеченцев в будущей войне».

Сергей Спиридонов

«Аналитическая служба Донбасса»