И быстрых разумом Кобзонов…

27.09.2018 14:55 Иосиф Кобзон, назвавший Крым «непосильной ношей» для России, уже объяснил, что не имел в виду ничего крамольного. Но выскочившая по неосторожности фраза из уст приближенного к власти человека может указывать на то, что часть элит устала «кормить Кавказ».

По большому счету Иосиф Кобзон не является моральным авторитетом или человеком, принимающим судьбоносные для страны решения, поэтому ни одно его заявление не может изменить или даже повлиять на ту систему нравственных или политических координат, в которой живет страна. Но, являясь фабрикой по производству суррогатов культуры, соответствующих требованию момента, он должен этот момент схватывать достаточно точно, чтобы не наломать дров.

И если Кобзон назвал Крым «непосильной ношей, которую взвалила на себя Россия», это означает, что в околовластных кругах, где он отвоевал себе право находиться, какие-то похожие настроения и идеи артикулируются и обсуждаются.

Поэтому, не останавливаясь на личных достоинствах или недостатках оратора, попробуем разобраться в сути сказанного.

Итак, Крым в представленной диспозиции становится внешним по отношению к России объектом, к которому приложены усилия, истощающие саму Россию. То есть, аксиома, на неопровержимости которой настаивает руководство страны — «Крым это Россия» — подвергается полной ревизии в пользу другой идеи — «Крым это обременение для России».

На самом деле, понятно, что певец имел в виду не это, он просто попытался объяснить читинцам, почему они плохо живут, списав временные трудности на некие сложные обстоятельства. Получилось неловко, поскольку, сам не желая того, он фактически опроверг все те смыслы, которые закладывались и страной, и ее первыми лицами в события так называемой русской весны, ознаменовавшей собой возвращение полуострова и поразительный подъем национального самосознания на волне всеобщего воодушевления.

Ведь если отмотать события до точки взваливания ноши, то выяснится, что само решение было волюнтаристским — то есть был выбор: взваливать или нет. Момент произвола, приданный таким подходом к событиям двухлетней давности, позволяет предположить, что решение могло быть и ошибочным, а потому подлежащим пересмотру.

Еще раз скажу, что абсолютно отдаю себе отчет в том, что Кобзон точно не имел в виду того, о чем я сейчас пишу; что он точно уверен в необходимости нести «непосильную ношу», несмотря ни на что. Но тот факт, что он вообще посчитал возможным произнести эти слова, указывают на скрытые ревизионистские процессы в околовластных структурах.

И очень любопытно понять их природу. Мне кажется, она чрезвычайно проста и мы с этим явлением сталкиваемся постоянно, когда наше так называемое либеральное сообщество или русские националисты обвиняют власти в расточительности и некомпетентности. Например, претензии по поводу строительства объектов для сочинской Олимпиады, космодрома «Плесецк», или помните, старую историю со строительством моста на остров Русский.

Все эти рассуждения имеют единую основу, которую для удобства можно было бы объединить под общим заголовком «Хватит кормить Кавказ!»

Роль Кавказа может исполнить любой объект, территория или политический проект. Нам говорят, что лучше жить мы сможем, если откажемся от Крыма, от участия войне в Сирии, от поддержки сопротивления Донбасса, военной промышленности — список каждый может дополнить известными ему примерами.

Национал-демократы и либералы в данном случае мыслят в одной и той же парадигме: следует отказаться от масштабных проектов и сконцентрироваться усилия на узком участке — только это, дескать, и может привести страну к процветанию.

Для либерально мыслящих сограждан местом концентрации усилий является некая абстрактная модель западной демократии, собрать которую можно только лишь в том случае, если вернуть Крым, оставить Донбасс, отдать на растерзание Асада.

Национал-демократы, опираясь на теорию разумного эгоизма, предлагают сосредоточиться исключительно на интересах русского населения, сбросив бессмысленный балласт иноплеменных территориальных образований. Создание русской республики поможет превратить Россию в идеал — Швейцарию с кисельно-молочными и нефтяными реками, в которой уже не россияне запануют, а самые что ни на есть русские люди.

Кобзон ни разу не либерал и не националист — по крайней мере, до тех пор, пока к власти в России не пришли сторонники этих сил. Он просто не слишком умный человек, который где-то что-то случайно увидел, подслушал и решил, что можно высказаться в знакомом ему еще по советским временам ключе: дескать, тяжело, поскольку оказываем интернациональную помощь далекому Афганистану. Как у них наладится, так и нас наступит мир и благодать.

Вроде бы нет оснований сомневаться, что Крым — наш, Чечня — наша, космос — наш, что мы будем помогать Донбассу и Сирии, что это императивы государственной политики, что Путин никого никуда не сливает. Однако есть нехорошее чувство, что в околовластной бюрократической толще присутствуют иные настроения, которые случайно могут вырваться на поверхность через щели в сознании Кобзона.

Именно поэтому так важно беречь страну от потрясений. Ибо они всегда порождаются этой ненасытной страстью сбросить лишнее бремя, перестать кого-либо кормить, чтобы уже, наконец, самим нажраться от пуза.

Россия принципиально не эгоистична и никогда не сможет сузить свои интересы до представлений той или иной политической, сословной, имущественной, образовательной или национальной страты о собственном благополучии. От Черного и до Баренцева моря, от материнской колыбели и до далекой звезды она — сама себе и непосильная ноша, и бремя, и высокий долг, и большое счастье быть русским человеком во всей его безграничной щедрости.

Adblock detector