Джанкой: Крымский холокост

Холокост — от древнегреческого «всесожжение». В узком смысле — уничтожение евреев во время Второй мировой войны. В широком смысле — преследование и массовое уничтожение нацистами представителей различных этнических и социальных групп (евреев, цыган, коммунистов, партизан, больных).

 

Им говорили о переселении, приказывали взять с собой трёхдневный запас еды, всё самое ценное, прикрепить к ключу от квартиры бирку с адресом и явиться к назначенным времени и месту. Они подчинялись — как иначе?! Кто-то догадывался о страшной участи, кто-то хотел верить в переселение. Шли семьями, включая глубоких стариков и младенцев. Обратно не вернулся никто. Их последним приютом стали многочисленные противотанковые рвы, вырытые после начала войны для препятствования проникновению фашистов на полуостров.

 

Уничтожение по национальному признаку в Крыму начато по инициативе командующего 11-й армией Эриха фон Манштейна. Командовал айнзатцгруппой «В» (карательными отрядами немцев и румын) Отто Олендорф. Уже 24 ноября 1941-го в Евпатории расстреляно 150 крымчаков, спустя пять дней — 7 тысяч евреев в Багеровском рву под Керчью. 11 декабря на 10-м километре Феодосийского шоссе -14 тысяч евреев и крымчаков из Симферополя и ближайших районов. День самой массовой казни и стал на полуострове Днём памяти. Потом новые расстрелы евреев, крымчаков, цыган, военнопленных, психически больных, детей-полукровок в Сакском районе, Евпатории, на Красной горке, в районе улицы Севастопольской в Симферополе, в Керчи, Феодосии, Карасубазаре (Белогорске), Ялте, Джанкое, Фрайдорфском (ныне Раздольненский) и Лариндорфском (Первомайский) районах, Севастополе (с июля 1942-го)…

О неизвестных страницах джанкойского холокоста рассказал краевед Виктор Турчин, более 10 лет занимающийся поисковой работой по шести концлагерям и еврейским гетто.

— К сожалению, об уничтожении евреев в Джанкое, Джанкойском и Колайском (Азовский, ныне часть Джанкойского) районах крымчане почти не знают, — говорит Виктор Семёнович. — А ведь эти земли до войны были густо населены евреями, переселёнными с территорий, вошедших в СССР в 1939-м. Фашисты расстреливали и семьями, и даже колхозами.

До войны Зарницыны построили дом рядом со школой на улице Интернациональной. В школе во время оккупации находился фильтрационный концлагерь. Семье удалось под разными предлогами освободить нескольких военнопленных: участницу Керченского десанта, радистку Галину Никонову (по мужу Фундиева), защитника Севастополя краснофлотца Ивана Швеца, офицеров Жердева и Латынина, лётчика Николая Куницына, танкиста Фатина (еврея Файнера). Когда стало совсем туго, Полина с Владимиром Фатиным-Файнером пряталась у знакомых в не существующем сейчас селе Владимировка. После освобождения Джанкоя танкист Файнер гнал «истинных арийцев» до Кёнигсберга. А 13 марта 1943 года Полина и Лариса помогли убежать из гетто 10-летней Кларе Васильцевой (её мама — еврейка Ева Бергя). Более года, рискуя собой, прятали девчушку в своём доме. После войны судьба развела Клару со спасителями.

И только в 1995 году произошла случайная встреча уже Клары Васильевны Скоробовой и Ларисы Григорьевны Зарницыной. Знаете, очень бы хотелось, чтобы организации крымских евреев ходатайствовали о включении Нины Золотовой и Ларисы Зарницыной в число «Праведников мира». Они, спасавшие евреев в Джанкое, это заслужили.

По данным фашистов, в Крыму ими расстреляно около 26 тысяч евреев, крымчаков, цыган. По послевоенным советским документам, не менее 40 тысяч. Им «обещали» переселение, но последним приютом для тысяч семей — от глубоких стариков, до младенцев — стали километры противотанковых рвов по всему Крыму. Будем помнить.

 

Джанкой: 
Крымский холокост

Источник: dzhankoy.rk.gov.ru

Adblock detector